0lesja_0lgerd: (stixi)




Они богаты чудесами
они доверчивы как дети.
Их мёртвые пошли бы сами
но очень просят повелеть им.

Их свиньи прорицают матом
и остроумны как софисты.
И каждый третий – бесноватый,
и все шестые – аферисты.

У них серебряные зубы –
по тридцать с мелочью на брата.
Они измучились: кому бы
отдать скорее, чем богаты –

душа хорошая вещица.
Ты знаешь сам, кто к ним собрался.
Отец, я должен торопиться.
Зовут мираклями и танцем.

.........................

Я подхожу к большому броду,
меня уводят по откосу,

и в уксус претворяют воду
и в губке на копье подносят.


16.09.2005




0lesja_0lgerd: (stixi)




Они богаты чудесами
они доверчивы как дети.
Их мёртвые пошли бы сами
но очень просят повелеть им.

Их свиньи прорицают матом
и остроумны как софисты.
И каждый третий – бесноватый,
и все шестые – аферисты.

У них серебряные зубы –
по тридцать с мелочью на брата.
Они измучились: кому бы
отдать скорее, чем богаты –

душа хорошая вещица.
Ты знаешь сам, кто к ним собрался.
Отец, я должен торопиться.
Зовут мираклями и танцем.

.........................

Я подхожу к большому броду,
меня уводят по откосу,

и в уксус претворяют воду
и в губке на копье подносят.


16.09.2005




0lesja_0lgerd: (stixi)



                      Над сéтями склонился птицелов,
                      бормочет и выпутывает тупо. 
                      Сквозит холодной жутью из углов
                      и жёлтые у птицелова зубы.

                      Рожденье неприглядно и темно,
                      скорее непроглядно, чем невинно.
                      Выпутывай, выталкивай в окно,
                      в прорезанную кесарем  грудину, –

                      не связыванье вовсе, но улов
                      от всякого повоя на приволье,
                      и страшно, что на шелест тёмных слов
                      рычанье пробуждается в  подполье.

                      И кто сказал, что все наоборот,
                      тот понял из  в с е г о  лишь половину.
                      Душа идет толчками, точно плод
                      и смерть перегрызает пуповину.



                                        30 октября 2005 г.


Прочла вчера этот стих новыми глазами. А всё дело в том, что году в 2000-м я начинала читать Кастанеду, но дошла лишь до половины первой книги, "Учение дона Хуана". На тогдашнее моё мировоззрение книга не легла. А вот сейчас, по прочтении многих книг, прожитии семи лет, упорном изучении вопросов духовного развития, познания себя, постижении смысла жизни и встречи с любимым человеком, Кастанеда пошёл как следовало. И в книге 2й, "Отдельная реальность", я наткнулась на днях на следующие строки:
    Смерть входит через живот. Она проникает прямо через просвет воли – наиболее уязвимую часть человеческого существа. Это – область, из которой излучается воля и через которую входит смерть.

Испытала очередное просветление и поблагодарила Вселенную за то, что для постижения шаманической мудрости мне даже не пришлось употреблять ни грибов, ни кактусов - просто быть тем, кем я всё-таки являюсь. Поэтом, учеником Творца Сновидений. Но о теориях Минделла я ещё напишу позже.

0lesja_0lgerd: (stixi)



                      Над сéтями склонился птицелов,
                      бормочет и выпутывает тупо. 
                      Сквозит холодной жутью из углов
                      и жёлтые у птицелова зубы.

                      Рожденье неприглядно и темно,
                      скорее непроглядно, чем невинно.
                      Выпутывай, выталкивай в окно,
                      в прорезанную кесарем  грудину, –

                      не связыванье вовсе, но улов
                      от всякого повоя на приволье,
                      и страшно, что на шелест тёмных слов
                      рычанье пробуждается в  подполье.

                      И кто сказал, что все наоборот,
                      тот понял из  в с е г о  лишь половину.
                      Душа идет толчками, точно плод
                      и смерть перегрызает пуповину.



                                        30 октября 2005 г.


Прочла вчера этот стих новыми глазами. А всё дело в том, что году в 2000-м я начинала читать Кастанеду, но дошла лишь до половины первой книги, "Учение дона Хуана". На тогдашнее моё мировоззрение книга не легла. А вот сейчас, по прочтении многих книг, прожитии семи лет, упорном изучении вопросов духовного развития, познания себя, постижении смысла жизни и встречи с любимым человеком, Кастанеда пошёл как следовало. И в книге 2й, "Отдельная реальность", я наткнулась на днях на следующие строки:
    Смерть входит через живот. Она проникает прямо через просвет воли – наиболее уязвимую часть человеческого существа. Это – область, из которой излучается воля и через которую входит смерть.

Испытала очередное просветление и поблагодарила Вселенную за то, что для постижения шаманической мудрости мне даже не пришлось употреблять ни грибов, ни кактусов - просто быть тем, кем я всё-таки являюсь. Поэтом, учеником Творца Сновидений. Но о теориях Минделла я ещё напишу позже.

0lesja_0lgerd: (stixi)

                                                          И.Ш.

              … показать этой ясности чистую даль.
              Воздух - сталь и  хрусталь, и звенит календарь
              и серебряным кантом на окнах Январь
              повисает и медленно стынет.

              Впрочем, до января ещё жизнь или две.
              Видишь, гаснет здоровье в холодной листве,
              жёлтой не по-мирскому, и звон в голове
              оловянный, с оттенком латыни.

              Посмотри - последний свет ввечеру
              источает дерево на юру.
              Мироточит, красно да ясно на миру.
              Ох, и пресно же в городе ныне.

              Ох и присно – вовеки отныне не стать
              «солью юдоли» как привыкал называть,
              заполняя по старой привычке тетрадь
              от руки своенравною вязью, -

              так и некто писал торопливый покой,
              ликование смерти, нестрашной такой.
              Это скоропись золота ясной строкой,
              это щедрая лёгкость отказа, -

              отойти ото всей суеты и взглянуть
              как на сером и розовом кран дотянуть
              свою лапу подъёмную тщится,

              а у тополя пальцы протянуты ввысь,
              и струятся в них листья на долгую жизнь
              и на вечную память, иди оглянись
              как у города режутся лица,

              и у целой истории курсы старья
              в кучки собраны, ночью по плану сгорят,
              а на кране всё ярче звезда фонаря
              и понятно, что будет в итоге –

              ты проснёшься на третьем часу темноты,
              только тополь коснётся осенней звезды.
              У железа нет шанса, законы просты:
              только люди как боги:

              умирая, светиться такой чистотой
              со спокойным сознанием пережитой
              по добру ли, по худу -  но жизни – но той,
              что, возможно, ещё повторится,

              и в подъезде написано: все мы умрём.
              Я читаю и в небе, и в сердце своём,
              в скорописной листве, поглощённой огнём –

              и спокойно могу согласиться.


                                           
                                                  18 октября 2005 г. 
0lesja_0lgerd: (stixi)

                                                          И.Ш.

              … показать этой ясности чистую даль.
              Воздух - сталь и  хрусталь, и звенит календарь
              и серебряным кантом на окнах Январь
              повисает и медленно стынет.

              Впрочем, до января ещё жизнь или две.
              Видишь, гаснет здоровье в холодной листве,
              жёлтой не по-мирскому, и звон в голове
              оловянный, с оттенком латыни.

              Посмотри - последний свет ввечеру
              источает дерево на юру.
              Мироточит, красно да ясно на миру.
              Ох, и пресно же в городе ныне.

              Ох и присно – вовеки отныне не стать
              «солью юдоли» как привыкал называть,
              заполняя по старой привычке тетрадь
              от руки своенравною вязью, -

              так и некто писал торопливый покой,
              ликование смерти, нестрашной такой.
              Это скоропись золота ясной строкой,
              это щедрая лёгкость отказа, -

              отойти ото всей суеты и взглянуть
              как на сером и розовом кран дотянуть
              свою лапу подъёмную тщится,

              а у тополя пальцы протянуты ввысь,
              и струятся в них листья на долгую жизнь
              и на вечную память, иди оглянись
              как у города режутся лица,

              и у целой истории курсы старья
              в кучки собраны, ночью по плану сгорят,
              а на кране всё ярче звезда фонаря
              и понятно, что будет в итоге –

              ты проснёшься на третьем часу темноты,
              только тополь коснётся осенней звезды.
              У железа нет шанса, законы просты:
              только люди как боги:

              умирая, светиться такой чистотой
              со спокойным сознанием пережитой
              по добру ли, по худу -  но жизни – но той,
              что, возможно, ещё повторится,

              и в подъезде написано: все мы умрём.
              Я читаю и в небе, и в сердце своём,
              в скорописной листве, поглощённой огнём –

              и спокойно могу согласиться.


                                           
                                                  18 октября 2005 г. 
0lesja_0lgerd: (stixi)


     не удивлясь, что не понимают ни дома, ни
     там даже, где отдышалась душа, и поверил, нет, чуть не поверил
     что в это страшное  лето, о anno, о  Domini
     всё-таки время настало, и эти откроются двери

     не удивляясь, припав к косяку, отпусти
     малый дверной молоточек на тонкой цепочке из бронзы
     и отпусти своё тело, так долго идти
     только чтоб ткнуться, щекой собирая занозы

     чтобы сползти и сидеть на ступенях в тени
     дома и славы, и жизни, и ласточки щебет прерывист
     лето прощания, anno, -  шепчи, - Domini,
     мир мне достался как чья-то рубаха на вырост,

     не удивляюсь, ведь старше на годы я стал в эти дни
     и научился понять цену радости, равной потере
     anno – кричу, - я познал тебя, anno моё Domini
     вечно должны оставаться закрытыми двери

     вечно должны среди ночи светиться огни
     недостижимы, прекрасны, как радуги слёз на ресницах
     и среди строк недописанных, Господи, их сохрани
     должен один черновик так и не воплотиться

     держит лишь это, как тонкие держат ремни
     всё, что достигнешь, как лезвие бьёт под лопатку
     Благословенно будь, anno любви Domini
          лето, в которое я ухожу без остатка.


                                                  6 сентября 2005 г.

0lesja_0lgerd: (stixi)


     не удивлясь, что не понимают ни дома, ни
     там даже, где отдышалась душа, и поверил, нет, чуть не поверил
     что в это страшное  лето, о anno, о  Domini
     всё-таки время настало, и эти откроются двери

     не удивляясь, припав к косяку, отпусти
     малый дверной молоточек на тонкой цепочке из бронзы
     и отпусти своё тело, так долго идти
     только чтоб ткнуться, щекой собирая занозы

     чтобы сползти и сидеть на ступенях в тени
     дома и славы, и жизни, и ласточки щебет прерывист
     лето прощания, anno, -  шепчи, - Domini,
     мир мне достался как чья-то рубаха на вырост,

     не удивляюсь, ведь старше на годы я стал в эти дни
     и научился понять цену радости, равной потере
     anno – кричу, - я познал тебя, anno моё Domini
     вечно должны оставаться закрытыми двери

     вечно должны среди ночи светиться огни
     недостижимы, прекрасны, как радуги слёз на ресницах
     и среди строк недописанных, Господи, их сохрани
     должен один черновик так и не воплотиться

     держит лишь это, как тонкие держат ремни
     всё, что достигнешь, как лезвие бьёт под лопатку
     Благословенно будь, anno любви Domini
          лето, в которое я ухожу без остатка.


                                                  6 сентября 2005 г.

0lesja_0lgerd: (stixi)




                   ...И слабый голос дремлющей земли
                    и тень припоминания о том как
                    земную тягу кротко пронесли
                    сквозь все посты в залатанных котомках

                    и как, дойдя на день сороковой,
                    устало опускались на колени
                    и солнца луч дрожал над головой,
                    дробясь листвой на игры светотени

                    Как, пыльные распутав ремешки,
                    корням и травам, без того обильным,
                    свой скудный дар дорожные мешки
                    смиренно и спокойно приносили.

                    И это будет вправду, как тогда.
                    С ладони ссыплю малое даянье.
                    Боярышник, крапива, резеда
                    я резидент, я выполнил заданье.

                    Всё видел, всё прочувствовал, всё знал
                    Не понял, но запомнил всё до нити.
                    Владел всем миром, но с собою взял
                    лишь толику – и вы её возьмите.

                    Любили много, и желали пылко
                    Но всё, что взять с собой сюда смогли –
                    Горсть влажного и тёплого суглинка
                    Прощальный жест оставленной земли. 


                                                       10 июня 2005 г.
0lesja_0lgerd: (stixi)




                   ...И слабый голос дремлющей земли
                    и тень припоминания о том как
                    земную тягу кротко пронесли
                    сквозь все посты в залатанных котомках

                    и как, дойдя на день сороковой,
                    устало опускались на колени
                    и солнца луч дрожал над головой,
                    дробясь листвой на игры светотени

                    Как, пыльные распутав ремешки,
                    корням и травам, без того обильным,
                    свой скудный дар дорожные мешки
                    смиренно и спокойно приносили.

                    И это будет вправду, как тогда.
                    С ладони ссыплю малое даянье.
                    Боярышник, крапива, резеда
                    я резидент, я выполнил заданье.

                    Всё видел, всё прочувствовал, всё знал
                    Не понял, но запомнил всё до нити.
                    Владел всем миром, но с собою взял
                    лишь толику – и вы её возьмите.

                    Любили много, и желали пылко
                    Но всё, что взять с собой сюда смогли –
                    Горсть влажного и тёплого суглинка
                    Прощальный жест оставленной земли. 


                                                       10 июня 2005 г.

January 2013

M T W T F S S
 123456
78 910111213
14151617181920
212223 24 252627
28293031   

Развернуть всё, что под катом

No cut tags

Тэги

Стиль журнала создан:

Syndicate

RSS Atom